Корреспондент kazned.ru побывал на IV Всероссийской научно-практической конференции, которая состоялась 20 мая в Казани. Самые острые вопросы, обсуждаемые на мероприятии – вашему вниманию.

 

Реформирование имущественного налогообложения привело к новшествам как в определении кадастровой стоимости, так и в процедурах, связанных с ее оспариванием. Об этом подробнее рассказал  член Правления, член Президиума Экспертного совета, Ассоциации СРО «КСО», Председатель Комитета по вопросам оспаривания результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости Александр Корниевский:

 

   - Мы прекрасно знаем о том, что формально в глазах общественности всё то, что происходит в последние годы с кадастровой оценкой – это «вина» оценщиков. И этот тезис был положен в основу кардинальной перестройки всей системы кадастровой оценки, которая и так была достаточно в большом кризисе.

Формально Комитет по вопросам оспаривания кадастровой стоимости занимается методологией – это, в первую очередь, вопросы экспертизы. Эта история, как вы знаете, началась в 2011 г. Тогда был установлен, условно говоря, общественный  договор между государством и бизнесом, который можно сформулировать так: мы расширяем сферу имущественного налогообложения – доля этих налогов будет расти. Соответственно, будет расширяться база. Но всем налогоплательщикам будет дана возможность высказать свои претензии и провести спор об объективности величины данных налогов.

На данный момент налоги формально введены. Налоги взимаются в трех формах: налог на землю взимается давно – эта система работает больше 10 лет, отдельно существует частичный налог на имущество организаций (условно говоря, торгово-офисная недвижимость) и отдельно – налог на имущество физических лиц, куда попадает любое недвижимое имущество и который рассчитывается от кадастровой стоимости. И хотя в свое время нам говорили, что у нас будет понятие единого объекта недвижимости и единый имущественный налог – такого нет, это уже очевидно. Процесс введения двух новых налогов сейчас идет, это будет происходить до 2020 года. На сегодняшний день меньше, чем в половине субъектов Российской Федерации введены эти налоги. Но этот процесс неизбежен, он будет расширяться. Количество объектов, вовлеченных в налогообложение по кадастровой стоимости, будет увеличиваться.

И с 2011 года начались вопросы, связанные с оспариванием: сначала этим занималась комиссия, затем подключился Арбитражный суд. К сожалению, можно констатировать: в течение последних двух лет эта система находится в большой регрессии. Было несколько этапов борьбы за те положения, которые есть в работе комиссий. Одним из краеугольных моментов стало положение, что наличие отчета экспертизы СРО в случае определения рыночной стоимости будет являться обязательным основанием, и комиссии не имеют право отказывать. Но практическая работа внесла коррективы. Например, Республика Татарстан прозвучала на всю страну благодаря активной позиции и оценочного сообщества, и представителей власти. Как стало ясно в ходе «обкатки» этого положения в республике, оценщик по объективным причинам в качестве арбитра в спорной ситуации, связанной с налогами, стать не смог. Частично в этом виновато и само оценочное сообщество.

В прошлом, 2015 г., мы помесячно снимали информацию по количеству экспертиз для  СРО. Выяснилось, что 70-80% экспертиз по отчетам оспаривания приходятся на три из 16 имеющихся в России саморегулирующихся организации. Это, условно говоря, «черные точки», через которое идет основное количество некачественной работы. При этом никто в предпринимательском сообществе особо не разбирается,  что вот эта СРО хорошая, а эта - плохая. Другое дело, что у нас, конечно, есть претензии к нашим курирующим органам – в первую очередь, к Минэкономразвития, которое, на мой взгляд, просто ничего особо не делает, чтобы здесь навести порядок.   

Система начала перезагружаться. Комиссии пока на сегодняшний день как работали, так и работают - при том что уже почти два года прошло с того момента, как в Закон 135-ФЗ были внесены нововведения, которые требуют изменения качественного и количественного состава комиссий. На сегодняшний день в них входят три чиновника и один оценщик. Минэкономики до сих пор не выполнило работу по подготовке нового Положения «О работе комиссии», которая предполагает наличие семи человек - в комиссию должны входить три чиновника, два оценщика и два представителя предпринимательского сообщества. 

Кроме того, у нас произошли большие изменения в законодательстве, связанные с подсудностью. Раньше этими вопросами занималась арбитражная система (и считалось, что арбитражные суды достаточно лояльно к этому подходили), но с августа 2014 г. это было переведено в подсудность судов общей юрисдикции, и такие дела стали рассматриваться в рамках Гражданского процессуального кодекса. А с 15 сентября 2015 г. – в рамках Кодекса административного судопроизводства. Что получилось в результате?

В судах субъектов федерации есть составы, которые занимаются рассмотрением дел в качестве судов первой инстанции. Это составы, которые занимались до сих пор некоторыми категориями трудовых споров и делами, связанными с теми или иными видами запретов – например, делами о запрете действий каких-нибудь партий и общественных движений. А сейчас на них вывалилась вся эта масса экономических споров. Понятно, что в результате  мы имеем, мягко говоря, не то качество рассмотрения.

Еще один момент: в июне 2015 г. было подписано Постановление Верховного суда по делам об оспаривании. Все тезисы, которые там содержаться, если бы они были реализованы на практике – они позволяли бы производить эти процедуры качественно. Но на сегодняшний день мы фактически имеем следующую ситуацию: отчеты и результаты экспертизы СРО являются, грубо говоря, «пустышкой» - никто на них в судах особо не смотрит. Назначают свои экспертизы, причем в каждом регионе действует монополия - есть три-четыре организации, которые полностью занимаются этим делом.    Зачастую эти экспертизы проводятся достаточно манипулятивно, а спорить с результатами судебных экспертиз крайне сложно. В судах общей юрисдикции мы вообще не можем отслеживать, что происходит -  их база полностью обезличена: мы знаем только имя заявителя, а кто проводит экспертизу, кто делает оценку и как меняется стоимость  – вообще не знаем. И это происходит массово! При этом большая часть  решений суда положительная, а стоимость, принятая по решению суда, может меняться в 1,5-2 раза в сторону увеличения. Зная свою кадастровую стоимость, по результатам суда я получу абсолютно другую цифру, которая, очевиднее всего, является завышенной. Причем спорить с этим крайне сложно.  

 

Записала Алена Мартынец

Похожие статьи

Последние статьи